Гродна 2023. Як рэпрэсіі змяняюць культуру і соцыум

Руководителя ветеранской организации гродненского «Химволокно» Александру Ханевич в 2020 году включили в инициативную группу Александра Лукашенко. Она собирала подписи за его выдвижение на выборах. Взгляды пенсионерки перевернулось после жесткого задержания блогера Сергея Тихановского в Гродно. Тогда же она стала участницей протестных акций. Там 68-летнюю гродненку дважды задерживала милиция, она провела ночь в тюрьме и искала сына, который также оказался в заключении. 7 декабря пенсионерка из-за угроз уголовным преследованием уехала с сыном в Польшу. Свою историю женщина рассказала журналисту Hrodna.life.

Голос за Тихановскую и первый арест

Александра Ханевич возглавляет ветеранскую организацию филиала «Завод Химволокно» ОАО «Гродно Азот» с 2018 года. До выборов она собирала подписи за Александра Лукашенко, но говорит, что сама в итоге голосовала за Светлану Тихановскую. Пенсионерке не понравилось, что стало происходить в стране перед выборами.

Первый раз Александру Николаевну задержали 9 августа, когда она в центре Гродно пыталась отбить у силовиков парня, похожего на ее сына. Ночь пенсионерка провела в тюрьме. На следующий день ее отпустили со штрафом — 20 базовых (540 рублей). Женщину обвинили в участии в массовом мероприятии.

«Все началось еще 29 мая. Увиденное мною в интернете задержание Сергея Тихановского перевернуло сознание. На следующий день мой сын простоял 4 часа под дождем в очереди, чтобы отдать свой голос за выдвижение Светланы Тихановской.

В день выборов мы, одевшись в белое и с белыми ленточками, отдали свои голоса за Светлану, а вечером вышли в центр города. На улице Парижской коммуны я увидела, как силовики тянут какого-то парня. Подумать не успела, как я уже вырывала у них его. Так нас вместе с этим парнем понесли в автозаки".

Сын Александры Николаевны увидел задержание мамы и подбежал к ней. Его тоже схватили и забрали в другой автозак. Всех отвезли в тюрьму на Кирова.

В тюрьме Александра Ханевич видела, как молодые люди стояли лицом к стене с поднятыми руками, а некоторые лежали на земле. Пенсионерке, с ее слов, пытки и унижения все же старались не показывать. После опроса ее завели в камеру, где уже были две девушки, которых задержали в тот же день.

«Больше часа нам не открывали окно, но воду предлагали. В камеру потом еще завели двух девушек. Молодежь дала мне возможность лечь на нижних нарах. Лежала, думала про сына и вспомнила маму, она была в этой же тюрьме при немцах. Ее тогда задержали в городе и арестовали. Так я провела ночь в тюрьме. Ближе к обеду [следующего дня — ред.] начались суды. В 15:00 мне дали штраф — обвинили в участии в массовом мероприятии и отпустили».

«Мама была в этой же тюрьме при немцах». Собиравшая подписи за Лукашенко пенсионерка оказалась в камере и сбежала в Польшу
Александра Ханевич после освобождения. Фото: Надежда Вишневская

Поиски сына и неожиданное освобождение

После освобождения Александра Николаевна стала искать сына. Она стояла под тюрьмой несколько часов. Ей сказали, что он получил 7 суток ареста и находится в изоляторе на Гая. Но, как оказалось, его перевезли в Волковыск.

«Я поехала в Волковыск с рюкзаком, как у израильского солдата, там была передача для сына. Но у меня ее не взяли, даже зубной щётки. Сказали, что отпустят сына в назначенное время, но отпустили раньше — ночью 13 августа [тогда по непонятным причинам раньше срока отпустили многих, в том числе, репортера Hrodna.life Руслана Кулевича]. В тот день руководства города дало распоряжение отпустить всех задержанных и освободить их от штрафов. Но свобода была только 4 дня и всё вернулось на круги своя».

Сын Александры Николаевны после освобождения даже не ложился спать и утром пошел на работу. Профком «Химволокно» оказал ему материальную помощь в размере 100 рублей.

«Мама была в этой же тюрьме при немцах». Собиравшая подписи за Лукашенко пенсионерка оказалась в камере и сбежала в Польшу
Александра Ханевич (в белой куртке) на одном из маршей в центре Гродно. Фото: Радыё Свабода

Второе задержание и штраф больше пенсии

После освобождения сына у Александры Николаевны появились первые мысли о том, чтобы покинуть страну. Но она решила повременить с этим и продолжила выходить на акции протеста в Гродно. Силовики схватили пенсионерку на акции 13 сентября — ее задержали на Горького возле райисполкома.

«И снова я пыталась отбить у ОМОНа человека, на этот раз девушку. Ей, кажется, удалось вырваться, а меня понесли в автозак. Завезли в Ленинский РОВД, продержали там около 5 часов, составили протокол по статье 23.34 (участие в несанкционированном массовом мероприятии) и отпустили. После вызвали в суд и дали штраф 25 базовых (675 рублей). Это больше моей пенсии. Штраф я не платила».

Побег в Польшу и звонок от судебного исполнителя

После двух задержаний Александра Николаевна продолжала выходить на акции. В основном на марши пенсионеров по понедельникам. В октябре из-за давления на семью (звонки сыну с угрозами и постоянные беседы с милицией), женщина вновь задумалась о переезде.

«Мы приняли решение уехать. Мне дали понять, что мой очередной протокол может быть по уголовной статье». Пенсионерка говорит, что ее дважды предупреждали об этом в милиции.

«У сына также были угрозы по телефону и социальных сетях — писали неизвестные люди. Все это началось в конце октября. Мы сразу начали делать польскую визу. В ноябре получили документы и думали уезжать, но заболели COVID-19. Пришлось ждать три недели. Выехали только 7 декабря».

Александра Николаевна с сыном без задержек проехали польскую границу. В приграничном городке Кузница они пережидают десятидневный карантин. Польские пограничники предлагали им просить политического убежища, но они отказались.

«Сказали не стесняться и обращаться за помощью, поляки не оставят в беде. Но мы не знаем, что делать. Сыну пообещали помочь с работой. Я пока думаю, чем заниматься. Конечно, хотелось бы вернуться домой — у меня есть еще обязательства в Гродно. В 2018 году умер мой младший сын, я не успела поставить ему памятник, у него осталось трое детей».

Спустя два дня после переезда в Польшу Александре позвонил муж. Оказалось, ее ищет судебный исполнитель. На ее автомобиль хотят наложить арест за неуплату штрафов.

«Я их изначально не платила и у меня начали высчитывать из пенсии 20%. Первое удержание было в ноябре, второе в декабре. И вдруг после двух вычетов, звонок: арест автомобиля, арест имущества. Не знаю, что ещё придумают. В конце концов я им передала, что мое главное имущество находится на кладбище в Аульсе, сектор 81А. Там выкуплена земля еще в 2018 году. Пусть забирают, сдачи не надо».

«Мама была в этой же тюрьме при немцах». Собиравшая подписи за Лукашенко пенсионерка оказалась в камере и сбежала в Польшу
Александра Ханевич с иконой во время марша пенсионеров. Фото: Радыё Свабода

«События заставили выступать публично и осуждать насилие«

15 декабря в Гродно пройдет отчетно-выборная конференция ветеранской организации завода «Химволокно». Формально Александра Ханевич все еще ее возглавляет, но думает, что в ближайшее время ее заменят.

Со слов женщины, руководство «Химволокно» и ветераны к ней претензий не имеют. Но, по ее словам, идёт давление от председателя ветеранской организации Октябрьского района.

«Порученную мне общественную работу я выполняла по совести. Но события в стране заставили меня выступать публично и осуждать насилие. Я верующий человек и мне стыдно признаться, что нашего бывшего президента я просто ненавижу. Даже полное имя его не называю.

Подписи за него собирала, так как возглавляю государственную организацию. И это началось после того, как он объявил, что за него уже собрано 2 млн подписей.

Сегодня к его фашистской власти я отношусь отрицательно. Я знаю, что говорю. Моя мать после гродненской тюрьмы прошла лагеря смерти Бухенвальд и Освенцим, а отец прошел всю войну. Про фашизм я знаю не понаслышке. То, что он сейчас делает с беларусами, и есть настоящий фашизм".