Дмитрий Нахилов мечтал, чтобы его дети гордились отцовской профессией и рассказывали в детском саду, что их папа — пожарный. Поэтому 15 лет своей жизни он посвятил МЧС: 4 года очной учебы в Гомеле и 11 лет работы в Гродно. Последние 10 лет Дмитрий служил старшим помощником начальника штаба ликвидации чрезвычайных ситуаций Центра оперативного управления Гродненского областного МЧС в звании майора внутренней службы. Про увольнения задним числом, снятие бчб-флагов спасателями и решение уволиться Дмитрий рассказал Hrodna.life.

Корреспондент Hrodna.life брал интервью у Дмитрия Нахилова накануне его переезда в другую страну. Там он намеревался продолжать работать по своему призванию и спасать людей.

Вызовы на бчб-флаги

— Сами горожане нам не звонили, не жаловались и не просили снять бело-красно-белые флаги. Эти звонки поступали из милиции. Просили помочь, если без высотной техники не могли снять флаг.

Такая техника есть не только в МЧС. Но мы — одна из силовых структур. Милиции проще договориться с нами, чем с другими организациями.

Охота на бчб-флаги в Гродно

В сентябре 2020 года гродненцы почти каждый день сообщали в редакцию Hrodna.life о странной работе МЧС по ликвидации бчб-флагов с зданий и водоемов.

Снимали флаг с «Гродно Азота», с жилых девятиэтажных домов.

В том числе милиционеры приходили из-за бчб-флага в редакцию Hrodna.life.

Главный документ для спасателей — Закон Республики Беларусь о защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера. В нем указаны задачи МЧС. Одна из основных — предупреждение и ликвидация чрезвычайных ситуаций (ЧС). ЧС — это пожар, наводнение, землетрясения, природные чрезвычайные ситуации и так далее. Всё, что может привести к гибели людей, травмам либо материальному ущербу.

Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - DSCF2200-1-1024x768.jpg
Дмитрий Нахилов с коллегами на пожаре

Флаг не несет угрозы ни людям, ни здоровью. Флаг не может причинить материальный ущерб, поэтому мы все негодуем. У нас просят технику для выполнения не нашей задачи.

Я рискую жизнью, спасая людей, а ОМОН из избивает

МЧСники Беларуси спасают в год приблизительно 1000 человек. Но от политических репрессий за три месяца после выборов пострадало в несколько раз больше людей.

Это не укладывается в моей голове — для чего я и другие пожарные рискуем жизнью, спасая людей, если потом их калечат из-за простого желания жить лучше.

Настучал коллега, которого считал другом

В МЧС, как и практически везде, есть «стукачи». Никогда бы не подумал, что среди моих близких коллег может быть такой человек. Вот как я это выяснил.

11 августа я был дома. Примерно в полночь увидел под своим окном, как собрались несколько молодых ребят с бело-красно-белым флагом. Они сидели и разговаривали. Позже приехали несколько таксистов, девушка кая-то к ним присоединилась. Всего их было человек семь. Один раз они крикнули «Жыве Беларусь».

Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - DSC06225-1024x685.jpg
Дмитрий Нахилов

Каждые пять минут я смотрел в окно, потому что я волновался за них. Потом я услышал визг тормозов, подъехал бусик с тонированными стеклами и милицейский автомобиль. Ребята с флагом разбежались в разные стороны. Навстречу им из домов бросились люди в черном без шевронов и опознавательных знаков. Ребят с флагом не просто задержали. Их необоснованно жестоко избили. Всё это я смотрел не на каком-то видео telegram-канала, а своими глазами вживую.

Я хотел выйти и разобраться, кто и за что проводил такие задержания. Но понимал, что один против неопознанного подразделения я бессилен. Меня тревожило и не покидало чувство, что я ничего не смог предпринять. Я расстроился и написал в чат Viber для самых близких коллег (там буквально 5 человек): «Сложные чувства, ребята, увидел своими глазами, ничего сделать не могу».

На следующий день мне позвонил мой руководитель с вопросом «Что ты там пишешь в соцсетях?» Но я писал только в Viber и только своим, других социальных сетей у меня не было. По словам начальника, ему звонили из КГБ с вопросом о том, что я что-то не то пишу. «Это деморализует других наших работников, перестаньте писать», — добавил он.

Оказалось, что в КГБ доложил один из моих близких коллег. Как продолжать работать, если ближайшим коллегам нельзя доверять?

Про увольнения задним числом и давление на спасателей

Когда я выпустился из института, работал в пятой части в Гродно начальником караула. Тогда в мой караул попал служить Андрей Олиферчик. Он человек добрейшей души. Наши жены подружились и дети вместе играли. Но после выборов-2020 Андрея уволили из МЧС задним числом.

Андрей с женой 9 августа пошли смотреть итоги выборов. Никаких лозунгов они не выкрикивали, плакатов у них не было. Просто оказались не в том месте, не в то время. Тогда возле их участка задерживали всех подряд.

Андрей Олиферчик Фото: SVABODA.ORG

Уволили Андрея 7-м августа, Хотя седьмого он сутки дежурил. Оформили увольнение по соглашению сторон. Когда я захотел проверить даты в книге службы (документе в дежурной смене, где расписан наряд на службу, техника и личный состав, который несет службу), мне не дали доступ к ней, хотя у меня были на это полномочия. Возможно там что-то подделали, не могу утверждать, не видел.

Андрею оставалось доработать до конца контракта 24 дня. Поэтому при увольнении он пришлось выплатить большую сумму.

Основной причиной, по которой силовые и военизированные структуры не могут уволиться — это деньги.

Сотруднику положено единовременное денежное вознаграждение при продлении контракта или заключении повторного после 5 лет службы по Указу Президента № 355 от 17 августа 2015 года.

Те, кто заключили/продлили контракт на срок от 3 до 5 лет — получают 10 базовых окладов (2200 рублей). 35 базовых окладов (7700 рублей) получают заключившие/продлившие его на 5 и более лет.

При увольнении до истечения срока контракта, сотрудник обязан вернуть всю эту сумму.

Задержание МЧСника — это проблема для начальства. Как ее решить? Уволить человека задним числом. Будто он и не работал у нас, тогда на МЧС пятна не будет.

Некоторых других коллег уволили за белые браслеты. В день выборов на каждом избирательном участке присутствовал работник МЧС с целью обеспечения пожарной безопасности.

Все сотрудники были в форме. Некоторые из них надели белые ленточки (так оппозиционно настроенные избиратели обозначали себя — Hrodna.life). В тот же день они уже не были нашими коллегами. Может их тоже задним числом уволили.

Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - IMG_8813-1024x768.jpg
Фото: из личного архива Дмитрия

Нам сказали, что белая лента — это нарушение формы одежды. Устав запрещает носить любые украшения. Но за нарушение устава полагается выговор или замечание, но не увольнение.

С флагами тоже сложно. За отказ снимать флаг уволить сотрудника нельзя: это не первоначальная задача МЧС. Но у руководства есть много способов воздействия на сотрудника: дисциплинарные взыскания, год без премии или перевод в другую часть.

Квест с продлением контракта

В прошлом году у меня закончился пятилетний контракт. Я подал документы, чтобы продлить его еще на 5 лет. Для этого нужно было сдать нормативы по физподготовке и подтвердить, что за время предыдущего контракта не было административных правонарушений. Еще нужно было самому на себя написать характеристику. Позже этот документ мне зачитывал начальник. Странная процедура.

Я специально тренировался, сдавал все нормативы на отлично, бегал зимой, готовил документы — все делал ради продления контракта на максимальный срок.

Начальник посмотрел все документы и говорит: «Дима, никак не получится. Только на год. У тебя целых 26 больничных дней за 5 лет».

Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - IMG_1447-768x1024.jpg
«Я очень люблю всех людей, люблю свою родную Беларусь и очень надеюсь, что в скором времени все измениться к лучшему и я, со своими высокими идеалами и преданностью своей профессии, стану все-таки по-настоящему нужен своей стране»

Я ответил, что не против и не могу его подставлять. Нельзя значит нельзя, но менять свой рапорт я не стану. Пусть начальник областного управления увидит, что я хотел продлить контракт на 5 лет.

Начальнику надо было поставить резолюцию «ходатайствую» или «возражаю». Он ничего не написал, и мы пошли к начальнику областного управления без подписей. Там мне сказали то же самое: с 26 днями больничного дадут контракт только на год.

У нас контракт — это, фактически, пятибалльная оценка работника. Дают контракт на 5 лет, значит я — отличный работник и нужен ведомству. А мне фактически поставили единицу.

В 2020 году все изменилось: в августе мне нужно было снова продлевать контракт и я попросил на год. И что я слышу? «Дима, что ты принес? Пиши на 5 лет! Сейчас другая политика: только на 5. Если на год, то ты очень плохим работником. Мы еще получим по шапке за это».

Сейчас я с большой уверенностью могу сказать, почему так получилось. В 2019 проводили Европейские игры — просто не было денег на МЧС. Контракты на 5 лет не продлевали практически никому.

Я оставил рапорт на год, не сдавал физическую подготовку, не готовил никаких бумаг и думал, что мне принесут контракт на год. Вместо этого мне продлили контракт на 5 лет, уговорили. Правда события августа 2020 года поставили жирную точку во всем этом.

Как убивают идеалы

Я всегда мечтал, что когда моих детей в садике спросят, кто их папа, они скажут: мой папа — спасатель. Вот чего я хотел. Я хотел быть не просто пожарным, а офицером, носить на погонах звезды. Ведь мой отец — тоже офицер.

Я поступил в МЧС в Гомель, и это отдельный период моей жизни. За 4 года учебы я забыл, как жил до этого, многому научился. Нас учили чему-то высокому: хорошему поведению, ответственности за своих коллег и сокурсников. На этих идеалах я закончил институт и попал в пожарную часть. А там все по-другому, как я описал выше. Реалии убили желание защищать все, чему учили в институте. О своей истории службы Дмитрий снял несколько видеороликов.

Перадрук матэрыялаў Hrodna.life магчымая толькі з пісьмовага дазволу рэдакцыі. Кантакт info@hrodna.life