Гродненцу Михаилу Ефимовичу грозит до шести лет тюрьмы за бумажный стаканчик, который он бросил во время мирной акции протеста 27 сентября и попал в сотрудницу ОМОН. Ефимович дал показания в суде Ленинского района Гродно 11 января. Вместе с ним по делу о насилии над двумя сотрудниками ОМОН проходят еще трое обвиняемых. По версии прокурора, они действовали в сговоре.

На первое заседание 6 января поддержать обвиняемых пришли больше 35 человек — не всем хватило места. 11 января пришли около 20 их близких. Они вскидывали кулаки вверх и махали руками обвиняемым через конвой, улыбались и подбадривали их. Четверо обвиняемых заключили под стражу — близкие могут общаться с ними через адвоката и письма.

Обвиняемые — Михаил Юдин, Михаил Ефимович, Вадим Хижняков и Андрей Севертока. Их начали судить по ст. 364 УК — Насилие или угроза применения насилия в адрес сотрудника органов внутренних дел. Жителю Мостов Андрея Севертоку вменили также ч.1 ст. 413 УК — Побег из-под стражи. Вину гродненцы не признали, Севертока признал частично.

Шесть лет тюрьмы за брошенный стаканчик. В Гродно продолжился суд за насилие над ОМОНовцами
Более 35 гродненцев пришли в суд по делу о насилии над милиционерами. Фото: Елена Ковальчук

По версии гособвинения, на остановке общественного транспорта «Восток» 27 сентября Севертока умышленно нанес сотруднице ОМОН Заяц один удар кулаком в голову, один — ногой по правой ноге. В это время Ефимович умышленно бросил в Заяц неустановленный предмет, попавший в область груди. После чего Юдин умышленно нанес ОМОНовцу Башко один удар ногой по телу, один рукой по руке, и два — рукой в область головы. Одновременно с этим Хижняков умышленно бросил в Башко неустановленный предмет, используя его в качестве орудия преступления.

У Башко, согласно обвинению, после ударов — физическая боль и побои, у Заяц — кратковременная потеря здоровья. Опрос потерпевших запланировали на 12 января. Они попросили для их безопасности не показывать их в суде — судья согласился.

Шел в кино — попал на митинг

52-летний Вадим Хижняков на первом заседании отказался давать показания, так как «ничего не сделал».

43-летний предприниматель Михаил Юдин рассказал, что решил провести выходной 27 сентября со своей женщиной. Они поехали в кинотеатр «Восток», чтобы посмотреть фильм «Рэмбо: Последняя кровь». Приехав около 14.00, они узнали, что сеанс начинается в 15.40. Михаил вышел из кинотеатра, чтобы сходить в ближайший бар. На улице он увидел, что люди «в черной одежде» тащили человека, а горожане разбегались с остановки. Михаил сделал им замечание и сказал: «Что вы делаете?». По словам Юдина, ему тут же брызнули «смесью» в лицо и задержали, заломав руки.

 — Насколько я понимаю, сотрудник должен представиться и объяснить, за что задерживает, — сказал Михаил.

 — Есть такое, — согласился прокурор.

Михаила отвели в автобус, в котором перемещался ОМОН, где его ударили в плечи резиновой палкой и уложили на пол, рассказал гродненец в суде. Автобусом его перевезли в автозак, на котором Юдин отправился в изолятор временного содержания.

Михаил сказал, что не распознал в людях в форме сотрудников милиции — «не было знаков различия». Пока Юдин находился под стражей, его оштрафовали на 15 базовых величин (405 рублей) за участие в несанкционированном митинге (ст. 23.34 КоАП).

«Мне сказали два слова: получишь, сука»

33-летний замдиректора ООО «ЕКС Поток» Михаил Ефимович приехал 27 сентября в кафе «Чайкоффский» с женой и ее сестрой. В кафе они взяли напитки в бумажных стаканчиках и пирожные. С ними семья пошла к автомобилю, который они оставили на стоянке на перекрестке улиц Белуша-Лидская.

Перейдя дорогу к «Востоку», они увидели небольшое скопление людей. Михаил спросил у стоявшей женщины, что происходит, но она не успела ему ответить. Подъехали три автобуса, откуда выбежали «неизвестные люди» и начали «оказывать насильственные действия», рассказал Михаил. По его словам, он не понял, что их одежда — это форменное обмундирование сотрудника органов внутренних дел. В руках одного из них Ефимович увидел оружие — газовый пистолет, который сотрудник заряжал. Выстрелов он не слышал.

Михаил увидел, как людей тащили, били и «вынужден был реагировать». Он подбежал к остановке и бросил стаканчик вверх, чтобы отвлечь силовиков. По словам Михаила, то, что он попал в грудную клетку Заяц, неправда. Он не хотел попасть в сотрудницу ОМОН, да и стаканчиком не причинишь телесные повреждения, сказал гродненец в суде. Михаил отбежал назад и «не понял, как оказался на земле». По версии Ефимовича, его сбили с ног. Он почувствовал удары по спине, почкам. Голову он закрыл руками. «Мне сказали два слова: получишь, сука», — рассказал Михаил. Его подняли, закрутили руки, согнули и повели в автобус.

Михаил сказал, что не участвовал в митинге, при себе у него не было символики. Тем не менее, в РОВД он подписал протокол об административном правонарушении. В нем было написано, что Ефимович хлопал в ладоши и кричал «Жыве Беларусь!». «Предложили: подпишешь — пойдешь домой», — объяснил он в суде.

«Я уважал правоохранителей»

49-летний электрик Андрей Севертока приехал 27 сентября из Мостов в Гродно на акцию протеста «выразить свою гражданскую позицию так же, как и вся страна». Противодействовать правоохранителям он не собирался. К 14.00, когда Андрей подошел, «начал высаживаться десант» и вышли «космонавты». Судья попросил обвиняемого не употреблять таких «расхожих выражений». Силовики были в балаклавах, шлемах, бронежилетах. Опознавательных знаков Севертока на них не заметил.

 — Вы понимали, кто это? — уточнил прокурор.

 — Интересный вопрос. Милиционер без формы — это правоохранитель или нет?

 — По закону — да.

 — То есть правоохранитель по содержанию, а не по форме?

 — Да. <…> И всё же: вы их воспринимали как сотрудников?

 — Конечно, как сотрудников. Каких-то служб. Я их не хочу называть милицией. Тут уже мою биографию «светили» — то, что у меня криминальное прошлое какое-то было (Пресс-служба МВД выложила видео допроса, где Севертока рассказал, что в 1996 году был осужден за рэкет, в 2005-м — за убийство — Hrodna.life). Но я всегда правоохранителей уважал за то, что они делают свою работу. Без них государство не может существовать по определению. Я к ним спокойно относился. А тут действительно отношение не как к милиции, а как…

Андрей шел вдоль «Галактики» к автовокзалу. Услышал крики и «женские визги» и увидел, что человек лежал на земле. Начал бежать к нему «без участия сознания», чтобы «закрыть собой, сказать, помочь», «не с целью драку начать». Ему навстречу подбежала, как он позже узнал, сотрудница ОМОН Заяц. «В балаклаве половые признаки скрыты», — пояснил Андрей в суде.

Сотрудница ОМОН его схватила, Севертока хотел ее оттолкнуть и попал кулаком в шлем. По его словам, если бы Андрей знал, что это женщина, попытался бы «сделать финт». Севертока утверждал, что не хотел нанести травму Заяц. «Если бы был настроен — бил бы в незащищенные места», — сказал он в суде. Гематому на правой ноге оставил не он, уверен Севертока, так как он замахивался по левой стороне корпуса.

После этого к Заяц «прибежали на помощь». Андрею разбили нос, он был «в полуобморочном состоянии» и начал приходить в себя по дороге к автобусу, рассказал обвиняемый.

В Октябрьском РОВД Севертоку снова избили, рассказал он. «Вспомнили, что они мужчины — надо показать. Я сказал: чего ж вы женщин переодеваете под себя, прячетесь за их спиной», — вспомнил обвиняемый. По словам Андрея, его били по груди — ему стало сложно дышать и «вообще плохо стало». В этом состоянии ему дали подписать «кучу документов» — позже Андрей отказался от данных показаний по состоянию здоровья. Он просил вызвать скорую помощь. Медики отвезли его в Гродненскую областную клиническую больницу.

«Я не расценивал, что я под охраной»

Андрея сопровождал один сотрудник РОВД. Севертока был без наручников. После осмотра врача Андрей вышел из кабинета и не увидел сотрудника РОВД. Со слов Севертоки, ждать его сотрудник не просил. Поэтому обвиняемый «спокойно вышел» из больницы и уехал в Мосты. «Я знаю, что такое быть под охраной. Я не расценивал, что я под охраной. Может, я вообще не нужен», — объяснил он. Позже в Мостах Севертоку задержали и добавили к ст. 364 УК ч.1 ст. 413 УК — Побег из-под стражи.

Все трое рассказали, что между собой не знакомы, не общались ни вживую, ни по интернету, ни о чем не договаривались.

Потерпевших сотрудников ОМОН опросят 12 января.

Пішу пра людзей з інваліднасцю, актывістаў, палітыкаў і дабрачыннасць.