«Бедные сами виноваты, что они бедные!» – гродненский миллионер Семашко о бизнесе, рэкете и Бентли за $ 300 тысяч

Станислав Семашко – известная в Гродно персона. Собственник сети отелей, любитель называть бизнесы своей фамилией, миллионер и, как он сам себя называет, «белорусский предприниматель №1». Он владеет несколькими отелями под названием «Семашко», имеет турфирму, названную его же фамилией, апарт-отель «Семашко» в Черногории … И кроме того, занимается строительными проектами.

«Бедные сами виноваты, что они бедные!» - гродненский миллионер Семашко о бизнесе, рэкете и Бентли за $ 300 тысяч

В извилистой биографии бизнесмена не обошлось и без скандалов, пишет nn.by: то он неожиданно возглавил провластный Союз поляков, то начинал строить по всей Гродненщине мемориалы немецким солдатам, погибшим во Вторую мировую войну …

Сегодня 66-летний Семашко опаздывает на интервью, так как его «срочно вызвал губернатор». А затем рассказывает и о бизнесе, и о «Бентли», и о своих взглядах на жизнь.

Бизнесмен уверен: бедные люди сами виноваты, что они бедные. Сам-то он признается, что с детства мечтал стать богатым. А сегодня главный его друг и соратник – жена Наталья.

«А друзья? Нафиг мне эти друзья, я им нужен, только чтобы деньги одалживать », – отфыркивается Семашко.

«Наша Нива»: Вы известны в первую очередь как собственник отелей «Семашко». Это главный ваш бизнес?

Станислав Семашко: Да, бизнесы у меня: гостиничный, проектный, строительный. У меня большая компания по проектированию. Например, самый большой объект за последнее время – это Смолевичи, город-спутник Минска. Целый город: школы, дома, инженерные сети …

«Бедные сами виноваты, что они бедные!» - гродненский миллионер Семашко о бизнесе, рэкете и Бентли за $ 300 тысяч
Отель «Семашко» в Гродно. Фото Booking.com

Далее в Минске: «Дримленд», часовой завод на Толбухина, транспортно-логистический центр в Щомыслице, многоэтажки в микрорайоне Каменная Горка, домов восемь напротив «Минск-арены» … Это я спроектировал, моя компания.

“НН”: выиграла тендер на такие крупные проекты? Либо вас приглашают уже напрямую?

СС: Тендеры. И некоторые уже понимают, что я и имею репутацию, и держу слово. Это важно – держать слово, все делать вовремя, не обманывать. И тогда будешь при деле.

Теперь я проектирую и строю исторический центр Гродно. Построил там апарт-отель еще один.

«Бедные сами виноваты, что они бедные!» - гродненский миллионер Семашко о бизнесе, рэкете и Бентли за $ 300 тысяч
Апарт-отель в центре Гродно

Исторический центр города защищается ЮНЕСКО. И эта стройка уже подчиняется Министерству культуры. Минск управляет. Сложное проектирование, очень сложная стройка. Отдельные условия, требования … в разы больше волокиты, много согласований. Очень сложная работа.

“НН”: Требований больше. А денег на этом зарабатываете также больше?

СС: Почти то же самое [что и на рядовых проектах].

(Семашко показывает проект будущего здания в центре Гродно, рядом со своим новым отелем).

Вот что буду строить следующим. Это элитный бизнес-центр!

«НН»: Вы только строите, а принадлежит он городу? Или ваш?

СС: Только мне. Только мне, я так делаю здесь. За свои же деньги, правильно? (Смеется.)

“НН”: А вообще как вы оцениваете свои активы? Или годовой оборот?

«Бедные сами виноваты, что они бедные!» - гродненский миллионер Семашко о бизнесе, рэкете и Бентли за $ 300 тысяч

СС: Мое богатство все в работе, я на эту тему редко думаю. Ничего не подсчитываю, ведь сегодня недвижимость вот так или вот так может быть (рисует пальцем в воздухе кривую линию). И если ты на высоте синусоидальной, то ты и нормально оцениваешь недвижимость. В основном мне интересен сам процесс. Я уже на том уровне, на котором мне сам процесс интересен.

Я люблю элитную недвижимость. Вот как мы любим девиц молодых: смотрим им вслед … А я так недвижимость люблю!

Я же рядом купил «отель Муравьева», который 16 лет никто не мог купить. Он стоял тупо. А почему? Ведь был проектный клубок: здесь не тот дуб, там не та планка, это согласовали, то не согласовали … Море волокиты было и все боялись покупать. А я его купил у минской страховой компании, она им владела.

“НН”: И сколько вы заплатили?

СС: О цифре не будем говорить. Мне важно здание сделать, а тогда можно будет поговорить о деньгах. Работа меня ждет сложная, серьезная, но его запущу.

Ведь идет к нам турист. Благодарим нашу власть, правительство за то, что такая обстановка в Гродно и в стране.

«НН»: Сотрудники вашего отеля сообщили, что сегодня почти все 40 номеров отеля заняты. А туристы откуда? Большинство из России?

СС: Евросоюз. Иностранцы! Я держу первое место по заселении! Я же когда-то один из первых отелей открывал, еще в Щучине, “Элен”. Назвал в честь дочери. Я его уже продал, когда переезжал в Гродно.

«Бедные сами виноваты, что они бедные!» - гродненский миллионер Семашко о бизнесе, рэкете и Бентли за $ 300 тысяч

Но я стал развивать этот бизнес. Ибо я человек энергичный и ответственный. Я молод душой! Вот сегодня я на 9 этаж – вжик! – и залетел! А тридцатилетние ещё на третьем этаже – пфф, пфф, сопят.

Примерно так. Мне интересно работать.

«НН»: Но вы начинали свою работу на Щучинском аэродроме, да?

СС: Да. Электриком. После я закончил техникум в Жировичах …

«НН»: Но ведь аэродром был секретным объектом?

СС: Конечно, и я «секретчик», хе-хе!

“НН”: А потом, в конце 1970-х вы работали в Германии. Как вас выпустили туда?

СС: Меня так оценила государство. Вот так я попал, один из тысячи фактически.

Я, во-первых, был гражданский там, в джинсовом костюме ходил и с волосами модными до плеч!

Отработал в Германии 6 лет. А больше ничего не скажу.

“НН”: Так а как вы в ту Германию попали все же?

СС: Отправили меня. Через Москву, там собеседование было, 9 месяцев готовили документы и после я в Германии работал. Но не скажу кем.

«НН»: Известно же, что вы работали на какой-то стройке в Кельне.

СС: О, правильно!

«НН»: А что строили?

СС: Секрет! После я вернулся в Союз, на Олимпиаду-80, поработал в Москве.

“НН”: А в Москве что делали?

СС: Работал как частник, можно сказать. У меня отец частник по убеждениям, у него трудовой книжки никогда не было. И я пошел по его стопам.

«НН»: Но что делали в Москве? Форцевали, может быть?

СС: Ничего я не форцевал! Просто работал в Москве (смеется). Работал вот Москвы и все. Далее.

«Бедные сами виноваты, что они бедные!» - гродненский миллионер Семашко о бизнесе, рэкете и Бентли за $ 300 тысяч

«НН»: А сколько денег вы привезли с ваших таинственных работ в Германии и Москве?

СС: Мы же о сумме не говорим. Зачем это нужно?

«НН»: Но за заработанные вами деньги можно было квартиру купить, да?

СС: Конечно, я первый приобрел кооперативную квартиру в Щучине. Тогда это еще не было модно.

“НН”: А почему не остались в Москве?

СС: Ой, может, и зря не остался, сегодня немного жалею. Хотя у меня и здесь сложилась, любимая работа у меня тут …

Я уверен, что в Москве я бы сильнее развернулся, более сильную империю бы создал, чем здесь. Там интереснее … И в те годы умом можно было сработать. Тяжелое было время, но интересное.

“НН”: Остались бы в Москве, то сегодня стали бы уже олигархам?

СС: А я и так олигарх! (Смеется.) Необязательно половину страны иметь, чтобы чувствовать себя олигархом. Я и здесь нормально работаю. Вон, под окном «Бентли» моя стоит.

«НН»: Вы в каком-то интервью говорили, что такая «Бентли» единственная в Гродненской области.

СС: Да!

«НН»: А как и где приобрести «Бентли» белорусу?

СС: В Минске салон есть. Приехал, заказал. Ее полгода изготавливают.

“НН”: И сколько стоила?

СС: Опять вас цифры интересуют. Но я скажу, пусть люди знают. Новая такая «Бентли» стоит 300 тысяч долларов. В Москве таких много. Я вошел в сотню покупателей таких автомобилей.

“НН”: То есть подобных машин в мире 100 и одна из них ваша?

СС: Да.

Мне некоторые говорили: спрячь ту машину, зачем ты ее показываешь?

Но я ее ставлю возле своего отеля, турист идет и думает: ого, в Беларуси люди неплохо живут! И наши власти довольны, что турист так считает!

Дальше что вас интересует?

«НН»: Вернемся в прошлое. Чем вы занимались после Москвы?

СС: Вернулся в Беларусь, пригнал из Москвы себе «Волгу». Тогда блат был повсюду, в отель без блата не попадёшь. СТО — нет. Электродвигатель отремонтировать — невозможно, проблемы с медью.

Этим я и стал заниматься. Сначала открыл СТО и цех по ремонту электродвигателей. Этим занимался 12 лет.

«НН»: Кстати, вы говорили, что в Германии ходили «с патлами». А после возвращения в СССР изменили имидж?

СС: Нет, тогда же мода была!

«НН»: Хипповали?

СС: А тогда же все хипповали, поголовно. Вот сегодня я смотрю: все обросли! Все бороды поотпускали! И хорошая, и плохая — но обязательно борода! Ну, ладно, какая-то небритость: красивая, седая, итальянская… Я же в душе режиссер, могу кино снимать, я же вижу, идет человеку борода или нет. Но ходят все обросшие. Всё Гродно обросшее, вся Беларусь! Вчера был в Друскининкае — и там обросшие все! Куда ни пойдешь, все обросшие: в Черногории обросшие, в Турции обросшие! Поголовно!

Вот так же тогда все отпускали длинные волосы, тоже поголовно.

«НН»: А к внешнему виду вопросов никогда не было? Не били «за патлы»? Вопросов не задавали?

СС: Никто меня не бил! Это я мог кого угодно бить (смеется).

А вопросы задавали другие и в другое время, когда в 90-е рэкет начался. Я же занимался медью. А в то время сдавали всё: провода срезали, люков на дорогах не было. А у меня медь! Я в Литве приобрел, запер в сейф в Паневежисе и привозил сюда понемногу: для ремонта двигателей, генераторов.

Потом открыл СТО, красил машины, ремонтировал, из Германии гнали автомобили через меня: их приводили в порядок на моем СТО.

В 1980-х нормально работалось. А потом, когда СССР развалился, я аж кричал, ревел от радости. Потому что капец Союзу! Свобода! Мозги имеешь — иди открывай что хочешь! Пошла свобода! И я всю жизнь буду благодарен Горбачеву, что бы ни лили на него! Молодец, что дал свободы!

А сегодня некоторые ходят, стонут… Что вы стонете? Пашите! Конечно, если уж мозгов совсем нет… Потому что все-таки сегодня мозги нужны, признано давно. И предприниматели — это в основном люди с двумя высшими образованиями. Сегодня признано, что предприниматели — это умнейший слой общества, чего скрывать!? Иди, чиновнику скажи, пусть он сделает то же, что предприниматель. Чиновник ответит: я не сделаю. Это открыто признают даже высокие чины!

Поэтому я и радовался, когда Союз развалился. Многие переживали, что это не надолго, но я верил, что всё — провернулось колесо.

«НН»: Ностальгии нет по СССР?

СС: Совершенно нет. Но… иногда анализируешь, черт, наверное, потому что молодой был: кажется иногда, что и хорошо было. Я хаять не хочу. Свобода была: езжай куда хочешь, в Прибалтику например… Вот если бы не разваливали границы, а позволили бы при этом частные предприятия… Вот это хорошо было бы, отлично.

«НН»: А в комсомоле состояли? Искренне верили в идеи Ленина?

СС: Конечно, я был комсомольцем. Более того, я был комсоргом, командовал профсоюзом.

В идеи Ленина я не верил особенно, но…

Вот расскажу вам случай. У меня теперь дом на улице Пограничников. Красивое место, на берегу Немана. Лес рядом. Я катался на велосипеде, увидел компанию: шесть-восемь хлопцев стоят, пиво пьют. Лет по 25 приблизительно им. Я еду на велосипеде, слышу: про армию речь у них идет.

Говорю им: я каждый день своей военной службы помню. Я служил в школе сержантов в Печах. И настолько был идеологизированным, что за СССР готов был лечь на дзот. Ни секунды бы не раздумывал. Я в Германии гордился, что я с СССР!

Эти хлопцы надо мной посмеялись. Я спросил: а вы бы легли на дзот за Беларусь? Они снова посмеялись надо мной. Про армию говорят: да ну его, только дебилы служат!

Вот такое сравнение меня молодого с сегодняшней молодежью. Понятен этот момент?

«Бедныя самі вінаватыя, што яны бедныя!» — гродзенскі мільянер Сямашка пра бізнэс, рэкет і Бэнтлі за 0 тысяч

«НН»: Но должен ли молодой человек вот так, как вы, быть готовым к самопожертвованию? И их позиция пагубная? Или, может, оно так правильно: смотреть на вещи циничнее и более трезво?

СС: Конечно, их позиция плохая! Что это такое!? У нас страна замечательная! Здесь можно нормально жить! Такая моя позиция. А остальное — это опять стоны.

Вообще-то, бедные виноваты сами, что они бедные, я так считаю. Ты, ты сам всегда виноват, что ты бедный. Работай, не ленись, немного мозгов и разумное планирование! И тогда любую стройку поднимешь, любой бизнес поднимешь — если будет ЖЕ-ЛА-НИЕ!

Я всегда хотел быть богатым, мне не стыдно за это. С детства хотел. И сегодня я богатый, я не бедный.

«НН»: А детство ваше на селе прошло?

СС: Да. Отец мой, Людвиг Михайлович, выделкой шкур занимался всю жизнь. Учился в Вильне на это. Тогда еще была мода на шапки: ондатры, еноты, олени — всё на свете. К нему на вертолете прилетали Машеров, Киселев — он, значит, выделывал шапки!

«НН»: К вашему отцу в деревню под Щучином прилетал на вертолете Машеров за шапкой?

СС: Да! Сажает вертолет на загон — и всё.

«НН»: А почему вы оказались работником аэродрома, а не остались в колхозе?

СС: Что я, дурак? Я видел, что такое колхоз, у меня мать там работала.

Колхоз — гиблое дело. И по сей день, я знаю, что если не своё, а колхозное — это очень плохо. Колхозная сеялка сгниет, а рабочий ее не смажет. Свой велосипед — будет за ним смотреть, колхозное что-нибудь — мимо пройдет.

Только частное, частное, частное! Своё должно быть! Своё человек сидит и тряпочкой чистит, а государственное: тяп-ляп — и под забор!

«НН»: Но почему власть по сей цепляется за государственные колхозы? Может, стоило бы их раздать или распродать?

СС: Я говорю об этом и думаю, придет и на это время. Я же лет 15 назад хотел колхоз взять, просил. Но тогда другая политика была, государство мне не дало. А сегодня дают — бери сколько хочешь. Но я уже перехотел.

«НН»: Вернемся ко временам СССР. Говорите, что в молодости в Ленина не верили, но за Советский Союз готовы были жизнь отдать…

СС: Конечно! Я и сегодня запрыгну в танк и на дыбы его поставлю! Я же танкист! Печи!

«НН»: А дедовщина была, когда вы служили в Печах?

СС: Какая дедовщина? Ну, сначала сержант тобой руководил, даст по голове — так дым идет! Учили, чтобы лучше запоминал!

«НН»: Били?

СС: Нет, ну как били, вы там сейчас напечатаете… Это я так говорю, утрируя.

«НН»: А Сталин… Как относитесь к нему?

СС: Управлять всегда можно шепотом. Не вредить, а разумно планировать. Какой Сталин, о чем вы говорите!? Он же гробил, резал, душил, сажал… Нафиг он нужен, тот Сталин.

«Бедныя самі вінаватыя, што яны бедныя!» — гродзенскі мільянер Сямашка пра бізнэс, рэкет і Бэнтлі за 0 тысяч

«НН»: Тогда — от СССР к 1990-м. Вы упомянули их как тяжелые «рэкетные» времена. У вас шрам на шее — тоже оттуда?

СС: Да. Я вёз медь, меня в Лиде остановили. Я полез в драку, меня полоснули по шее, отвезли в лес, поставили на колени под пистолет. Жена моя и мать вымолили, чтобы меня отпустили. Медь забрали, я заплатил 25 тысяч долларов.

И меня отпустили. Я шею замотал, еду на пустой машине. Меня подловил там один подполковник уголовного розыска и просил: напиши заявление, напиши! Но я писать не стал, потому что была «договоренность». Если бы я написал, мою бы всю недвижимость сожгли, и СТО, и остальное.

«НН»: За «крышу» платили?

СС: «Крыша» была и не одна. Но благодаря приходу Лукашенко эти твари ушли из страны. Мне тогда позвонили из Минска и сказали: прекращайте им платить. И рэкет исчез тогда.

Сегодня я не боюсь, хожу спокойно. Это стоит дорогого, поверьте.

В 1990-х и в подъездах бывало поджидали, и после ресторана встречали тебя ночью…

«НН»: И что дальше? Драка?

СС: Или разговариваешь с ними, или они ставят какое-нибудь условие… Тогда на рэкет фактически тоже мода была. Все лысые, все на «спортивках», все быки… Бывало разное. И бил, и платил, и стрелял… У меня был боевой пистолет: я же ходил в банк за деньгами для зарплаты, после этого идешь фактически с мешком денег.

«НН»: Пистолет пришлось применять?

СС: Об этом я когда-нибудь книгу напишу, в ней и расскажу.

Однажды ко мне за медью рэкет из России ехал, из Нижнего Тагила. Но мы с предпринимателями объединились и решили вопрос. Мы им дали в шею, отправили домой к***в [россиян — «НН»].

Сегодня мне бывшие одноклассники открыто говорят: я в предприниматели не пошел, потому что боялся, что убьют. А я пошел — и продержался. Нас таких немного.

«НН»: Хорошо. Через 90-е — в наши дни. У вас теперь есть апарт-отель и в Черногории.

СС: Да. Мне нравится Черногория. И природа не добитая, и страна не перенасыщена отелями, как Турция. В Испании я был — нет, не то.

А отель я арендую.

«НН»: А где проще вести бизнес: в Черногории или в Беларуси?

СС: Здесь, конечно. Все же там чужая страна. Все такое же, а то и хуже.

Да и я еще, когда в Германии работал, понял: эмигрировать никогда не смогу. Мне там даже воздух иначе пахнет.

«НН»: Взятки приходилось давать?

СС: Фигу им! Я и в Беларуси никогда не давал. И у меня никогда и не просили. Вообще, берут взятки только дураки. Потому что так работает система, что если возьмешь, все равно тебя посадят — раньше или позже.

«НН»: А когда было проще начинать бизнес на ваш взгляд: в 1990-х или сегодня?

СС: Сегодня, безусловно. Мы же в 90-х были как кролики, на которых опыты ставят. И бандиты — на нас, и законы — то такие, то сякие. А теперь система работает уже, отладилась, работают люди.

«НН»: Вы говорили, что вас одно время звали в ЛДПР. Жириновский?

СС: Не он, заместитель его.

В начале 90-х. Но я отказался. Особенно не жалею, но, может, и интереснее было бы…

«НН»: Но посмотрите сегодня на Жириновского. Это цирковой актер, а не политик.

СС: И хорошо. И такое пусть будет. Но сколько он разумного говорит!

«НН»: Например?

СС: Что вести себя надо рискованнее, а не ложиться под Америку. Правильно!

Потому что всё же это бьёт по нам: Крым, остальное. Сколько стоил доллар, 30 российских рублей? А потом хоп — и 60!

«Бедныя самі вінаватыя, што яны бедныя!» — гродзенскі мільянер Сямашка пра бізнэс, рэкет і Бэнтлі за 0 тысяч

«НН»: Так Россия же Крым забрала, а не Америка.

СС: Вот надо было рискованнее быть, дать сдачи, но Крым не забирать. Они же отомстили так. Затянули с той Украиной, могли бы раньше всё обрабатывать, чтобы к такому не прийти. А теперь Украину хотят забрать.

«НН»: Кто?

СС: Россия.

«НН»: Хочет забрать?

СС: Разве нет?

«НН»: Не знаю.

СС: И я не знаю. Но мне кажется, что хочет… Хочет, чтобы другая политика там была.

«НН»: Вы сами о политической карьере думали?

СС: Раньше хотелось пойти в парламент… Но потом… Я же вижу, что такое, когда красный директор управляет заводом. Мне красный директор не подходит.

«НН»: А на первых президентских выборах вы за кого голосовали?

СС: Только за Лукашенко!

«НН»: Так он же и есть тот самый красный директор, разве нет?

СС: А кто другой? Лукашенко — хороший организатор.

Кебич — слабый организатор. Шушкевич — хороший ученый, но слабый человек, слабый политик. Пазняк белорусским языком напугал всех. «Россиян — вон!» — ну что это такое? Думать же надо.

«НН»: Вы были членом Республиканской партии труда и справедливости, которой сегодня руководит Заднепряный.

СС: Я ее фактически создавал, стоял у истоков.

«НН»: Зачем это было вам нужно?

СС: Чтобы иметь какую-то силу. Чтобы власть услышала нас, чтобы можно было разговаривать.

«НН»: Помогло?

СС: Да, кое-что.

«НН»: Выходит, это был не политический проект, а этакая помощь самому себе, чтобы вести дела с властями?

СС: Я особого там интереса и не имел. Я знаю, что если ставлю цель, то к ней и так приду.

Теперь я к партии той практически и не лезу. Заднепряного знаю. С ним в хороших отношениях.

«НН»: Цитата из вашего старого интервью: «В Беларуси нужен закон о люстрации. Чиновники, которые строили коммунизм, должны покинуть должности. В госаппарат должны прийти новые люди с современным образованием». Сегодня вы продолжаете так же считать?

СС: Их нужно было заменить 25 лет назад на всех новых.

«НН»: А Лукашенко тоже? Он ведь тоже строил коммунизм?

СС: Всех новых поставить. А Лукашенко пусть был бы. Он бы с новыми хорошо работал. Потому что эти сегодня многое скрывают от него. С молодыми сегодня бы и красивее было, и экономика сильнее.

«НН»: Так а почему же тогда все старые чиновники остаются на должностях столько лет?

СС: А черт его знает! (Смеется.)

«НН»: Не могу не спросить у вас еще о двух давних историях. Первая — ваше неожиданное выдвижение на пост председателя Союза поляков в 2009 году. Есть версия, что вам сделали предложение из Администрации президента, чтобы вы заняли эту должность.

СС: Нет. Это сплетни. Я сам пошел. И меня народ выбрал.

«Бедныя самі вінаватыя, што яны бедныя!» — гродзенскі мільянер Сямашка пра бізнэс, рэкет і Бэнтлі за 0 тысяч

Мне интересно было. Я подумал, что и бизнес буду развивать, и инвестиции пойдут. Это уважаемая должность, председатель Союза поляков, если отнестись к ней правильно.

«НН»: Но ведь это был декоративный Союз поляков, основным предназначением которого была поддержка действующей белорусской власти.

СС: Нет, я много дискутировал с властью в то время!

«НН»: А вы поляк? Католик?

СС: Да! Я католик, я поляк!

«НН»: По-польски разговариваете?

СС: Так, (отвечает по-польски) я говорю по-польски.

«НН»: За событиями в сегодняшней Польшей следите?

СС: Не очень. Но она экономически сильное государство сегодня, мне так кажется.

«НН»: А как вам сегодняшний консервативный курс Польши, запрет абортов и так далее?

СС: Я не очень владею ситуацией, если честно.

«НН»: А вас не пугает Европа, с ее толерантностью к секс-меньшинствам? Гей-браки, всё такое?

СС: Геи меня не интересуют. Я знаю одно: Европа — это уровень. Мне кажется, что у них всё правильно, мне хотелось бы, чтобы и мы так же развивались.

«НН»: А какая страна образцовая для вас?

СС: Германия. В последнее время, правда, у них какая-то ерунда с беженцами… Навалились туда… Меркель давно уйти пора.

«НН»: А что с беженцами? Не принимать?

СС: А зачем их принимать? Где родился, там и пригодился.

«НН»: А если война там, где ты родился?

СС: Тогда надо спросить у своего президента в своей стране, почему он довел ее до войны. Народ выписывает своему президенту трудовую книжку: «Управляй нами, мил-президент!» И если он довел до войны — то к черту того президента.

«НН»: Так а что же делать беженцам? Не уезжать? И просто их не принимать?

СС: Не принимать! Пусть едут свою страну отстраивают! Пусть едут и делают всё, чтобы не было войны!

«Бедныя самі вінаватыя, што яны бедныя!» — гродзенскі мільянер Сямашка пра бізнэс, рэкет і Бэнтлі за 0 тысяч

«НН»: Еще одна история. В начале 2000-х вы неожиданно начали обустраивать в Гродненской области мемориальные кладбища погибших немецких солдат.

Тогда вы говорили, что гордитесь этим поступком.

СС: Да. И по сей день горжусь.

А обстояло всё как? Был мэр Пашкевич. Позвал меня как организатора. «Ремстроймонтаж» — было у меня предприятие. Он выдал мне документ с разрешением, с печатью! И распорядился сделать мемориал. Но — не Адольфу Гитлеру! А рядовым солдатам Европы!

И я, как энергичный человек, вжик — и построил! Сидели тогда немцы за столом, другие иностранцы, говорили: мы Гродно сделаем как Франкфурт! Аэропорт новый, авиалинии, весь город будет новый…

Но нашелся писака, разбомбил (против построенных Семашко мемориалов резко выступила «Советская Белоруссия». — НН). И все, не поддержали, те мемориалы снесли.

Сегодня мэр Пашкевич говорит, что если бы нас тогда послушали, то каким бы Гродно был сегодня!..

«НН»: То-есть это был обмен? Вы строите мемориалы — в город капают инвестиции?

СС: Не в обмен, в благодарность! Мемориалы же памяти рядовых солдат: немецких, голландских, итальянских!

«НН»: Говорили тогда, что вы получали деньги на строительство тех мемориалов. Какие?

СС: Я ничего не получал, так и напиши. Я хотел, чтобы Гродно стал новым, но до этого не дошло. Посносили всё — и на том переговоры закончились.

«НН»: Но я читал публикации против вас, краеведы говорили, что в местах мемориалов не было военнопленных.

СС: Были пленные! Аэродром в Щучине строили, мой дед возил трупы возом!

«НН»: Немецких солдат?

СС: Немецких, русских — всех!

«НН»: А куда он их возил?

СС: А черт его знает. В ров, наверное. Война была.

***

«НН»: Последний вопрос банальный: о ближайших планах?

СС: В центре Гродно стоит большая тюрьма. В идеале, я бы хотел построить новую тюрьму, современную. А в этой снести стены и создать музей. Там же Столыпин сидел [на самом деле нет — «НН»], Дзержинский сидел. Турист туда сразу пойдет. Может быть, и отель открыть: там не номер будет, а «хата»! (Смеется.)

Вот исторический центр я восстановлю и буду пытаться заняться той тюрьмой!


Тканевые жалюзи набирают все большую популярность. Они красивые, практичные, их легко чистить. Предлагаем вам изготовить тканевые жалюзи на заказ. Мы воплотим любые ваши пожелания.


Калі вы знайшлі ў тэксце памылку або абдрукоўку, калі ласка, паведаміце нам, выбраўшы адпаведны фрагмент і націснуўшы клавішы Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: