HRODNA.LIFE и Белорусский Народный Банк
ЛЮБИМАЯ,
ВОЗЛЮБЛЕННАЯ,
БРОШЕННАЯ
Возродится ли былое величие королевской резиденции в Понемуни
ЭТОТ
МАТЕРИАЛ
ВЫ ЧИТАЕТЕ
БЛАГОДАРЯ
БЕЛОРУССКОМУ НАРОДНОМУ БАНКУ
Понемунь
Приподнятый, как музыка Шопена и изысканный,
как мейсонский фарфор, летний дворец короля Речи Посполитой Станислава Августа Понятовского возвышается над окрестностями бывшей деревни Понемунь. Когда-то эта местность наилучшим образом подходила для загородной резиденции монарха. В Понемунь последний король уезжал от суетной жизни Гродненского замка – на лоно природы и за наслаждениями любви. Предполагают, что летняя резиденция короля была свидетелем и любовных страстей, и самых таинственных политических переговоров
о судьбах государства.

Што з таго праўда – палац не раскажа. Нават пад жорсткімі катаваннямі часу і савецкіх "рэканструкцый" ён маўчаў
і трымаўся. Маўчыць і зараз — так драматычна і красамоўна, што яго маўчанне можна слухаць,
як музыку ці захапляльную гісторыю.
Что из этого правда – дворец
не расскажет. Даже под жестокими пытками времени
и советских "реконструкций"
он молчал и держался. Молчит
и сейчас – так драматично
и красноречиво, что его молчание можно слушать, как музыку
или захватывающую историю.
Со временем от резиденции мало что осталось. Некогда красивейший дворец Понемунь, который сравнивали с варшавскими Лазенками, теперь напоминает разбитую фарфоровую чашку. Осколки ещё хранят следы былого величия, но вызывают только жалость.
Музыка в камне
от самого Де Сакко

Ряд исследователей утверждает, что его архитектором был Джузеппе де Сакко и относят дворец к позднему, самому лучшему, периоду творчества зодчего. В пользу этой версии говорит и то, что он проектировал еще две королевские резиденции
в Гродно – Августово
и Станиславово.

Дворец для правителя Речи Посполитой Станислава Августа Понятовского был построен во второй половине XVIII века.
Дворец для правителя Речи Посполитой Станислава Августа Понятовского был построен во второй половине XVIII века.
Дворец для правителя Речи Посполитой Станислава Августа Понятовского был построен во второй половине XVIII века.
Гродненские Лазенки

Так или иначе, но в 1771 году королевская резиденция
в Понемуни была возведена. Именно этот дворец в стиле позднего барокко имел наиболее живописное расположение среди всех королевских усадеб Гродно. Здание стоит на высоком обрывистом берегу Немана
и окружено парком. Известный польский исследователь архитектуры – Роман Афтанази, относил парк усадьбы
Понемунь к «красивейшим
на Гродненщине» и отмечал, что парк имел «черты выдающейся красочности». Как и полагается аристократической резиденции XVIII века, архитектура и природа образовывали в Понемуни гармоничное целое. Предполагается, что сначала парк усадьбы был во французском стиле и только в XIX веке приобрел черты английского пейзажного парка.

В состав усадьбы вместе
с парком и дворцом входили хозяйственные застройки
и часовня. Дворец раньше был каменным, но от него сохранился только фрагмент угловой башни. Разрушенные каменные стены позже
были отстроены из дерева.
Бывшая королевская резиденция встречает гостей фасадом с четырехколонным навесом.
Со стороны Немана - тоже четырехколонный портик на высоком цоколе.
Дворец построен одноэтажным. Таким он и выглядит со стороны дороги.
Если же смотреть от реки - за счет перепада рельефа открывается высокий цоколь и подпорная стена. За счет этого галерея с колоннами
витает высоко над землей.
На цокольном этаже раньше находились служебные комнаты. От них шли скрытые коридоры к помещениям парадного этажа. Часть тех подземных ходов сохранилась до нашего времени.

Здание имело анфиладную планировку. Все комнаты можно было пройти насквозь и все они вели к центральному залу. Именно здесь пировали избранные гости короля.

О первоначальном виде
и планировке дворца времен Станислава Августа сейчас, наверное, не знают даже специалисты. До наших
дней дошли более поздние изображения дворца конца XIX века на рисунках Наполеона Орды и многих фотографиях.

Беседка
под небом
и солнечные оранжереи
Самым прекрасным украшением дворца была дивная китайская беседка-солярий, расположенная на крыше и предназначена
для обзора окрестностей.
Со стороны Немана вниз
от дворца спускались великолепные стеклянные оранжереи, расположенные
на террасах. Их можно видеть
на картине Наполеона Орды.

Наличие тепличных оранжерей было данью моды в европейских дворцово-парковых ансамблях
и их обязательным атрибутом.
В таких оранжереях выращивали экзотические теплолюбивые растения - лавры, цитрусовые, кофейные деревья, пальмы, ананасы, кактусы и орхидеи. Однако назначение оранжерей
не было только утилитарным. Обычно их делали удобными для прогулок, приемов и даже танцев. Для "удивления гостей" такие зимние сады украшались скульптурами и фигурно постриженными деревьями.
Для отопления галерей
в холодное время чаще всего использовались дымовые каналы, водяное или паровое отопление. Печи обычно устанавливались
в отдельном помещении ниже оранжерей, чтобы дым естественным образом проходил вверх по каналам.

Летом растения в кадках выставляли на открытый воздух для украшения открытых галерей дворца или парка. Изображения Понемуньской усадьбы свидетельствуют, что здесь тоже не отставали от тогдашней
моды и технологий.

Сейчас солнечный склон
Немана тоже используется
для выращивания растений.
Его покрывают лоскуты гряд
и многочисленные теплицы-парнички местных жителей. Экзотических растений там сейчас не найти, а вот помидоры за лето прекрасно вызревают.

Любимый "цветник" короля – от первых страстей до последней любви
Ну, а чем же король мог заниматься в своей резиденции? Станислав Август, как и многие властители того времени, был неравнодушен к женской красоте. Легенда говорит, что дворец
в Понемуни был своего рода любовным гнездышком короля,
в котором он проводил время
со своими фаворитками.

Первой его любовницей называют принцессу Софию Фредерику Августу, будущую императрицу Екатерину II. Их роман длился около четырех лет, с конца 1755 до начала 1759. Это любовница никогда не бывала в Понемуни. Но без нее не было бы ни короля, ни его резиденций. Понятовский был единственным иностранцем среди фаворитов Екатерины II и единственным,
кто получил в подарок от нее корону. Во многом благодаря поддержке императрицы Станислав Август стал королем польским и великим князем литовским. Она же и поставила точку в существовании Речи Посполитой.
Бывший любовник был отправлен в почетный плен
в королевский Гродно, где и подписал отречение от престола. Вернуться из гродненской ссылки в свет Понятовский смог только после смерти императрицы, по приглашению
сына Екатерины, царя Павла II. Есть мнение, что царь
считал короля своим настоящим отцом и поэтому
высказывал симпатию и поддержку.
Изабелла была женой кузена короля. И "Антось", как называли Станислава Августа в кругу семьи, был чуть ли не единственным, кто поддерживал скромную и юную жену родственника. Вероятно, около 1765 года взаимная симпатия переросла в более глубокое чувство. Их отношения были широко известны всей Варшаве.
Про этот роман знал муж Изабеллы, но это не было проблемой.
В духе фривольных нравов эпохи, он даже подвозил жену
на свидания с Понятовским, а сам искал амурных приключений
в других местах. Плодом отношений Чарторийской и Понятовского стала дочь Мария-Анна. Но король отказался признать ребенка.
А вот упоминания и легенды о том, что в Понемуни могла бывать еще одна любовница монарха, Эльжбета Грабовская, похожи
на правду. Эту женщину "с красивыми голубыми глазами, упругим телом, милым умом и большой добротой сердца" современники называли настоящей большой любовью короля. Она последовала за Станиславом Августом в ссылку в Гродно,
а после поехала с ним в Санкт-Петербург.
Некоторые исследователи полагают, что отцом всех пятерых детей Эльжбеты был Станислав Август. Другие говорят, что после смерти мужа в 1789 фаворитка добилась тайного брака с королем.

В разные времена к любовницам Станислава Августа причисляли Изабеллу Чарторийскую и Эльжбету из Любомирских-Чарторийских.
Что касается Эльжбеты, то она в любовной связи с королем искала возможности влиять на монаршее решения и удовлетворять собственные политические амбиции. Из-за это связь распалась, а Чарторийские стали непримиримыми врагами Станислава Августа на всю жизнь.
Раздал,
что мог

Король недолго был хозяином резиденции в Понемуни. Время Речи Посполитой подходило
к концу. Перед отречением
от престола, в 1792-1793,
король стал щедрым на подарки.
Многим местечкам в то время было даровано Магдебургское право, а значительную часть недвижимости получили приближенные к королю магнаты. В первой половине
XIX века часть Понемуни стала имуществом гродненского маршалка Романа Антония Ляхницкого. От него усадьба перешла в наследство к дочери Веронике, когда та выходила замуж за Яна Урсын-Немцевича, предводителя дворян Гродненской губернии. Вторая часть имения принадлежала Иосифу Ляхницкому. Именно к потомкам Ляхницкого приезжал в гости в Понемунь художник Наполеон Орда. В конце XIX века Понемунь купила у потомков Ляхницких княгиня Ядвига Друцкая-Любецкая.
Эта женщина была настоящей меценаткой и дружила
с Элизой Ожешко.
К слову, 25-летие творческой деятельности пани Элизы гродненцы праздновали именно в этом дворце.
Есть упоминания, что гости торжества приплывали
в Понемунь по Неману.
Среди приглашенных были литератор Франтишек Богушевич и композитор Мечислав Карлович.

При Советах – "до основанья, а затем ..."
В 1939 году усадьба была национализирована. На ее месте создали одну из первых
машино-тракторных станций
на Гродненщине. Она и стала владельцем дворца, хозяйственных и служебных построек, конюшен и даже неоготической часовни, построенной в середине XIX века. Эту культовую постройку, как было заведено при Советах, приспособили под нужды народного хозяйства. К часовне пристроили кирпичные "уши" гаражей, а в самом храме долгое время размещалась механическая мастерская.























Королевские конюшни
в то время были приспособлены под административные здания.
Часть старых домов сохранилась до наших дней.















"Нашему дому уже лет 200
или 300. Подвал там кирпичный,
с арками. Может, он тоже исторический? – рассказывает местная жительница Ирина Волынец. – Когда родители пристройку делали, то находили
в земле монеты старые и даже саблю какую-то. Здесь недалеко еще конюшни стоят, а на склоне возле клуба, говорят, раньше были домики прислуги. Место,
где наш дом стоит, называют "садик". Здесь вот и брусчатка старая осталась".

Территория с часовней сейчас принадлежат ОАО «Гроднопромтехника».
На информационной таблице перед главными воротами часовня обозначена номером 7
и называется "исторической ценностью". Последние годы она стоит пустая и закрыта на замок.

Известно, что предприятие трижды выставляло всю свою территорию общей площадью
три гектара на аукцион. Последняя попытка продажи предпринималась 27 марта
и закончилась безуспешно. Продать только часть территории или передать часовню верующим бесплатно предприятие пока отказывается.

Местные жители рассказывали, что в 1970 году в Понемунь приезжала «женщина из Варшавы». Возможно, какая-то родственница последних хозяев. Рассказывают, что она долго стояла у храма и сильно плакала от увиденного. Да и было от чего плакать. За несколько лет до этого часовню обезглавили. "Завхоз Савостьян искал человека, который мог бы залезть и спилить крест. Но никто не хотел. Потом нашелся местный, Анацкий,
и спилил", – рассказывает пенсионерка из Понемуни Софья Петрова.






Сегодняшний день дворца

Закат величия бывшей королевской резиденции начался после 1945 года. После войны во дворце разместили детский дом. Потом в каменной части здания долгое время находился клуб местной "Сельхозтехники"
с кинозалом и библиотекой.

"В клубе раньше танцы были и свадьбы устраивали. Это может лет 25 назад, я маленькая была, – рассказывает Ирина Волынец.
– Наши родители там собирались вечерами – поговорить, потанцевать. Чужие туда
не ходили. Был такой, вроде, семейный клуб. Детям было интересно около взрослых, так мы с подругой тоже прибегали посмотреть, как они танцуют.
Нам лет по пять тогда было.
Если свадьбы отмечали, мы и за этим подсматривали. Там есть окошки, мы забирались через
них тайком. Еще всегда было интересно, что там в подвалах.
Но туда добраться так ни разу
и не удалось".

Увидеть, что делается в подвале, теперь можно разве через дыры
в полу. Вход туда закрыт. "Домоуправление заложило, чтобы бомжи не ходили,
– объясняют сегодняшние жители королевской резиденции. – А там трубы. Так что
и влажность большая, и потопы бывают».

Откуда в королевском подвале трубы? Все просто. Дворец
стал многоквартирным домом.
Там разместилось несколько семей гродненцев. Когда шла приватизация, жильцам разрешили выкупить квартиры. На вопрос, дорого ли заплатили, говорят – "достаточно". А потом вздыхают. "Возможно, это было ошибкой. Если бы не дали приватизировать, что-то другое предпринимали бы с жильем.
А так – успокоились и жили себе. Думали, что свое имеем".
Что касается истории, то от нее "никакого тепла нет, только страх – что дальше будет".
Периодически местные власти поднимают вопрос об их отселении из бывшего
дворца, но пока дело
не движется с мертвой точки. "Вы не смотрите, что дом внешне страшный. У нас
там нормальные квартиры.
Мы и полы поменяли,
и ремонт сделали.
Здесь у всех хорошие семьи".

По поводу выселения жители Понемуни сильно переживают: "Мы и за,
и против, – говорят жительницы дома Даниела Савенко и Валентина Журавлёва. – Нам предлагают арендное жилье на Ольшанке. Это, считай, – уйти в никуда".

Что было,
что будет,
чем сердце успокоится

Между тем, в Гродно есть совсем другие примеры отношения
к историческому наследию. Лучшим из числа сохранившихся зданий и примером достойной реконструкции является
"Дом с лилиями".

Это здание на Социалистической, 44 некогда принадлежало купцу Крейцеру. Десять лет назад дом стоял полуразрушенным. Реконструкция предусматривала разборку дома до уровня первого этажа и строительство отдаленной копии здания начала ХХ века.
В защиту памятника выступили историки и архитекторы.
Они направили коллективное обращение собственнику здания — руководству Белорусского народного банка.
В результате основные конструкции решили сохранить. Сейчас в «Доме с лилиями" поселился "лев". Там находится офис банка.

Но пока в Понемуни царят запустение и разруха.
Судьба усадьбы никого не интересует, словно судьба старой и оставленной любовницы. Забытая, она
так и стоит в одиночестве
на обочине города и истории. Даже не все горожане знают
о ее существовании.
Не показывают этот историческую достопримечательность
и туристам. Видимо, чтобы
не пугались. А если глаза
не видят, то и сердце не болит.

Вопрос, сможет ли Понемунь "закрутить" новый роман
с местными властями или бизнесом, так и остается витать в воздухе. Вместе с ароматом увядшим оранжерейных цветов, воспоминаниями
и легендами.

Удачный пример усадьбы в парке гродненцы и гости города тоже хорошо знают. Это «Кронон-парк-отель". Как и дворец в Понемуни, он расположен в парковой зоне
и построен на месте бывшего советского ресторана "Сосны". Сейчас это один из лучших отельных комплексов города.

Такое же назначение могла бы получить и отреставрированная Понемуньская резиденция. Банкетный зал и несколько номеров могли бы стать не менее притягательными для туристов
и горожан, чем парк-отель
в Пышках. Восстановленный дворец и приведенный в порядок парк, наверное, заинтересовали бы туристов и горожан. Возможность провести деловые переговоры или свадебные банкеты, да и просто пообедать
в королевском дворце, помогли бы окупить вложения
на реставрацию комплекса.
Изуродованную Понемуньскую часовню хорошо было бы передать верующим. Они давно об этом просят. Наверное, католическая церковь могла бы позаботиться о этом имуществе. Гродненцы видели, как заботливо реставраторы работали
со скульптурой Христа около Фарного костела или со зданием деревянного лямуса.

Над проектом работали


Графический дизайн и разработка


Идея и руководство проектом

Евгений Асноревский, Ирина Новик, Анатоль Новик, Руслан Кулевич


Воля Новик


Ирина Новик

Каментары

comments powered by HyperComments

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: