“Не при нашей жизни”. Часть дел репрессированных не попадет в архивы общего доступа до 2080-х

Историк-архивист просит упростить доступ к делам репрессированных в 1930-х годах, передать их в общедоступные государственные архивы. Ответ из администрации президента неутешительный: ограничивать доступ к делам реабилитированных будут как минимум до 2035 года, а в общедоступные архивы их не собираются передавать как минимум до 2081 года, пишет tut.by.

"Не при нашей жизни". Часть дел репрессированных не попадет в архивы общего доступа до 2080-х
Фото: Василий Федосенко, Reuters

Минчанин Дмитрий Дрозд уже много лет исследует родословную своей семьи. Многие его предки были репрессированы. Эта тема интересна для него и как для историка. Он отмечает, что архивные дела репрессированных в Беларуси до сих пор в большинстве своем закрыты.

В марте Дмитрий Дрозд обратился в администрацию президента. В письме он подчеркнул, что сведения в делах старше 75 лет не относятся к личной тайне граждан — это однозначно прописано в белорусском законе «Об архивном деле и делопроизводстве».

А значит, дела из архивов КГБ и МВД уже пора передать в общедоступные государственные архивы, Департамент по архивам и делопроизводству Минюста Беларуси, считает историк.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Ответ из администрации президента Дмитрий Дрозд опубликовал на сайте Белорусского документационного центра.

— Сотрудники архивов спецслужб, основываясь на неком комментарии, отсчитывают срок ограничения не с даты создания документа, и даже не со сдачи уголовного дела в архив, а с года реабилитации, что продлевает ограничение доступа к делам реабилитированных до 2035-2065 годов, — пишет Дмитрий Дрозд.

— Что же касается срока передачи дел из ведомственных архивов в государственные, определенного законом в 30 лет, на основании новых договоров эти сроки продлены для архивов КГБ и МВД еще на 75 лет. Что практически означает, что подобная передача белорусским правительством не планируется вплоть до 2081 и 2084 годов соответственно. Таким образом, фонды КГБ и МВД не будут переданы в государственные архивы ни при нашей жизни, ни, скорее всего, при жизни наших детей и внуков.

Историк отмечает: право на изучение архивов белорусам гарантируют международные документы. Кроме того, белорусские чиновники стараются сохранить в тайне то, что уже рассказывают в соседних странах.

— Например, я был в архиве КГБ Литвы. Приходишь — и никаких формальностей, ты можешь изучать любое дело, смотреть, фотографировать. Доступ есть к абсолютно всем документам. Там есть дела белорусов, которые были репрессированы в Литве. В Украине сейчас можно свободно прийти в архив СБУ и знакомиться с любыми делами. У нас даже к базе необоснованно репрессированных граждан Беларуси, на 180 тысяч дел — а она находится в Национальном архиве — ограниченный доступ.

Ответ, который Дмитрий Дрозд получил из администрации президента — на индивидуальный запрос, который он направлял. Историк добавляет, что совсем недавно он вместе с другими исследователями и общественными деятелями обратился и с коллективной просьбой — открыть архивы, назвать имена жертв политических репрессий, назвать места их расстрелов, а также запретить пропаганду сталинизма.

Калі вы знайшлі ў тэксце памылку або абдрукоўку, калі ласка, паведаміце нам, выбраўшы адпаведны фрагмент і націснуўшы клавішы Ctrl+Enter.

Комментарии

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: